Навигация

Иван Никитин

Критики называли Ивана Никитина мастером русского поэтического пейзажа. Он родился и жил в Воронеже и стал одним из немногих поэтов губернии, чьи произведения публиковали столичные газеты и журналы. Никитин не только писал стихи, но и занимался делами семьи: управлял постоялым двором, а позже открыл собственный книжный магазин и первый в Воронеже читальный зал.

Иван Никитин родился 3 октября 1824 года в Воронеже. Первые годы жизни будущего поэта прошли в достатке: его отец Савва Никитин владел собственным заводом восковых свечей и свечной лавкой. Родитель происходил из духовного сословия, интересовался богословскими книгами и по характеру был грубым и деспотичным.

«Мечтами детскими ни с кем я не делился, не знал веселых дней, веселых игр не знал», — вспоминал Иван Никитин позднее. Будущий поэт не общался с другими детьми: сестер и братьев у него не было, а под влиянием тяжелого характера отца он стал нелюдимым и друзей в детстве не завел. Никитин часто проводил время в одиночестве, гулял по лесу, иногда забредал в избу старика-сторожа и слушал его сказки.

Когда Ивану Никитину исполнилось восемь лет, отец отдал его в духовное училище. В 1841 году он поступил в Воронежскую духовную семинарию. В семинарии будущий поэт увлекся статьями Виссариона Белинского и поэзией Алексея Кольцова. Тогда же он написал первые стихотворения (они до наших дней не дошли), которые оценил преподаватель словесности Николай Чехов.

Пока Иван учился, его отец разорился, продал завод и дом. На эти деньги он смог купить лишь постоялый двор в невыгодном месте, вдали от городского базара. Сами Никитины были вынуждены переехать в маленький флигель. Иван бросил учебу и занялся семейным делом: торговал в лавке и управлял гостиничными номерами.

Вскоре мать поэта умерла, а отец запил. «Я в состоянии убить того, кто решился бы обидеть старика в моих глазах; но когда он отрезвляется и смотрит здравомыслящим человеком, вся желчь приливает к моему сердцу, и я не в силах простить ему моих страданий», — писал Никитин об отце.

В середине 1840-х годов поэт впервые послал свои произведения в редакции московских литературных журналов. Столичная пресса публиковать стихи Никитина не стала. В 1849 году он обратился в «Воронежские губернские ведомости», однако стихотворения отправил анонимно, и издатель отказался их печатать.

Еще одну попытку Никитин совершил через четыре года — в 1853 году все те же «Воронежские губернские ведомости», «отдавая должную справедливость замечательному дарованию автора и сочувствуя его направлению», напечатали три стихотворения: «Русь», посвященное началу Крымской войны, «Поле» и «С тех пор, как мир наш необъятный…». На Никитина обратили внимание представители воронежского историко-этнографического кружка — меценат Николай Второв, издатель Валентин Средин и литературный критик Михаил Де-Пуле. С ними Никитин поддерживал отношения до конца жизни.

О Никитине заговорили как о поэте-самородке, его стихотворения одно за другим появлялись в газете «Воронежские губернские ведомости», а затем — в «Санкт-Петербургских ведомостях». Критики говорили о самобытности таланта поэта, его «народности», правда, замечали, что многие его стихи перекликаются с произведениями Алексея Кольцова. Так же как и Кольцов, он умел возвышенно описывать природные красоты, в печати его называли мастером русского поэтического пейзажа.

Позже, когда поэт готовил к печати сборник стихотворений, он убрал строки, которые перекликались с поэзией Кольцова. В начале 1850-х годов произведения Ивана Никитина много печатали. В эти годы вышли стихи «Моление о чаше» и «Война за веру». В них Никитин описывал тяжелый труд и безрадостную жизнь крестьян, страдания бедных горожан, выражал протест против несправедливого устройства жизни.

Угрюмый характер наложил отпечаток на поэзию Никитина: «Я не сложил, не мог сложить ни одной беззаботной, веселой песни во всю мою жизнь», — вспоминал позже поэт.

В октябре 1854 года Никитин начал работу над крупнейшим своим произведением — поэмой «Кулак», о жизни мелкого торговца. Герой произведения выдал свою дочь замуж за нелюбимого — за состоятельного купца, и надеялся обеспечить себе безбедную старость. Никитин долго не мог закончить произведение: в начале лета 1855 года он заболел туберкулезом и проболел до конца зимы. К осени 1856 года был закончен первый вариант «Кулака».

Сначала его прочитали друзья Никитина по кружку — Второв, Средин и Де-Пуле. Они посоветовали поэту изменить образ главной героини — дочери кулака: изобразить ее не бездушной эгоисткой, а любящей дочерью, готовой отказаться от собственного счастья ради благополучия отца. В этой редакции поэма увидела свет в 1858 году.

О «Кулаке» тепло отозвался критик Николай Добролюбов: «Мы вполне сочувствуем этим превосходным стихам и считаем их выражением основной мысли всего произведения г. Никитина. Не отличаясь особенной силою художественного таланта, оно замечательно именно по своей основной мысли, которую автор умел очертить довольно ярко». «Кулак» вышел отдельным изданием, и тираж быстро разошелся.

Успех поэмы принес Ивану Никитину небольшой капитал — около двух тысяч рублей. Этих денег должно было хватить на создание собственного книжного магазина с читальней. Друзья по воронежскому кружку поддержали идею Никитина. Еще три тысячи поэту все же пришлось занять — в этом ему помог Второв.

К 1858 году практически распался воронежский историко-этнографический кружок: Николая Второва перевели на службу в Петербург. Встречи стали проводить значительно реже. К этому времени здоровье Никитина совсем ухудшилось: «Я все болен, и болен более прежнего. Мне иногда приходит на мысль: не отправиться ли весною на воды, испытать последнее средство к восстановлению моего здоровья? Но вопрос: доеду ли я до места? Болезнь отнимает у меня всякую надежду на будущее…» — писал он в письме к Второву в августе 1858 года.

В начале 1859 года книжный магазин Ивана Никитина заработал и сразу же стал очень популярным: воронежской публике хотелось посмотреть на поэта, которого печатали в столичных журналах. Многих постигло разочарование: вместо франта, которого они надеялись увидеть, в книжном магазине их ждал болезненно худой и раздражительный Никитин. Впрочем, самого поэта такое отношение посетителей не задело. «Только теперь, — писал он, — идя по улице, я смело смотрю всем в глаза, потому что знаю, что делаю дело. А прежде что? Кто же у нас стихи считает делом!»

Магазин приносил поэту много радости, но отнимал здоровье и деньги. Никитин на время перестал писать стихи. Друзья уговаривали его продать магазин и купить вместо него дом в тихом и уединенном месте. Никитин с возмущением отказывался — перерыв в творчестве он объяснял своей тяжелой болезнью, а не хлопотами в магазине.

В 1859 году Иван Никитин выпустил свой второй поэтический сборник. Критика встретила его холодно. А книжный магазин, напротив, начал приносить стабильную прибыль. Современники поэта замечали, что в Никитине кулак одержал верх над литератором. В 1860 году Никитин опубликовал свое первое прозаическое произведение — сборник автобиографических очерков «Дневник семинариста», в котором рассказал о годах учебы в Воронежской семинарии. В том же году Иван Никитин по приглашению Второва совершил давно запланированную поездку в Москву и Петербург. Своими впечатлениями он делился в письмах к Михаилу Де-Пуле.

Одним из последних стало стихотворение «Обличитель чужого разврата». Его Никитин прочитал на литературном вечере в Воронеже в 1860 году. Произведение настолько понравилось слушателям, что они попросили прочитать его дважды.

Никитин с восторгом встретил отмену крепостного права в 1861 году, но к другим социальным переменам и реформам Александра II относился скептически. «Тошно слушать эти заученные возгласы о гласности, добре, правде и прочих прелестях», — писал он Второву. В этом же году здоровье Никитина ухудшилось: обострился туберкулез.

Поэта не стало 28 октября 1861 года. Его похоронили на Митрофановском кладбище Воронежа рядом с Алексеем Кольцовым. Старое Митрофановское кладбище Воронежа, где похоронен поэт, было практически уничтожено в 1970-е годы. На его месте построили цирк. Лишь небольшое количество захоронений уцелело. Среди немногих сохранившихся могил — места погребения Алексея Кольцова, Ивана Никитина и писательницы Елизаветы Милицыной. Сейчас это место называют «Литературным некрополем».