Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Вера Сергеевна Новоселова

к 110-летию со дня рождения заслуженного учителя РСФСР

(23.08.1905 – 12.08.1967)

Вера Сергеевна Новоселова

Вера Сергеевна родилась 23 августа 1905 г. в Волоколамске. Она росла веселым, подвижным, любознательным ребенком. Умела увлекать окружающих своими играми, затеями, остроумными головоломками. Когда в семье появились велосипеды, Вера с братьями совершала поездки по окрестностям: Ярополец, Осташево, Белая Колпь, Шаховская, Андреевское, Середа, Теряево, Новый Иерусалим. Можно сказать, что свой «Волоколамский уезд» она изъездила вдоль и поперек. Эта страсть к путешествию, самой все увидеть и осмотреть, узнать как можно больше нового, Вера Сергеевна пронесла через всю свою жизнь.

После обучения в женской гимназии Вера окончила Ивановский педагогический техникум. В 1923 – 1927 гг. преподавала в детском доме, с 1927 по 1932 г. работала учителем в деревне Дегунино (с 17 августа 1960 г. территория Москвы). Была членом совета избы-читальни, работала в редколлегии колхозной газеты, занималась с неграмотными, была членом райкома работников просвещения и общественным инспектором. Как лучшая учительница района Вера Сергеевна получила командировку на учебу в институт. В 1932 – 1936 гг. училась в Московском государственном Педагогическом институте им. Ленина на факультете русского языка и литературы.

Вера, Николай и их друг Виталий Иванович Некрасов

С 1936 г. работала в 201-й школе, где училась Зоя Космодемьянская. В феврале 1942 г. Новоселова принимала участие в опознании партизанки, замученной фашистами, в которой узнала свою ученицу Зою Космодемьянскую. С 1942 года, в течение 25 лет, жизнь Веры Сергеевны была связана с 223-й школой города Москвы.

В детстве Вера Новоселова вместе со своим братом Николаем и двоюродным братом Евгением издавали «журнал», выходивший 1-2 раза в месяц. В этих журналах описывалось все интересное, что случалось в семье, в школе, в городе или в деревне, где жил двоюродный брат. Журнал иллюстрировался рисунками, ребусами, загадками, шарадами, головоломками.

Эту страсть Вера Сергеевна пронесла до последних дней, только вместо ранее издававшихся детских журналов они стали «дневниками», очерками совершаемых путешествий, заметками и газетными статьями.

Живя в Хилковском общежитии (комната № 33) во время учебы в Московском педагогическом институте, Вера Сергеевна вместе с тремя соседками по комнате становится инициатором создания студенческой «Коммуны 33». Коллективное питание, взаимная помощь при подготовке к занятиям, регулярное посещение театров и музеев. Все это отражено в совместном дневнике, который велся на протяжении 35 лет, с перерывом на 18 лет, когда Наталья Алексеевна Рыкова (почетный член коммуны) отбывала срок в сталинских лагерях и ссылках. Все это время друзья не забывали ее и помогали, чем могли. По возвращении Натальи Алексеевны в Москву дневники были продолжены.

«Коммуна 33»

Из воспоминаний тех, кто близко знал ее, работал вместе с Верой Сергеевной, учился у нее, складывается образ разносторонне способного человека, талантливого педагога. Она обладала блестящей памятью, артистически читала, рисовала, писала стихи.

В.С. Новоселова была членом ученого совета музея А.С. Пушкина, и музей для ее учащихся стал своим, родным. Были традиционными поездки в Ясную Поляну, а на лето ее ученики приглашались туда в качестве экскурсоводов.

Вера Сергеевна видела в литературе могучее средство воспитания человека, воспитания в нем добра, любви к Родине. Она часто выступала в педагогической печати, на совещаниях преподавателей, указывая на недостатки в постановке преподавания языка и литературы.

В декабре 1953 г. в газете «Правда» была опубликована ее статья «Русский язык и литература в школе». В ней она указывала на недостатки школьных учебников, написанных трудным для понимания учащимися языком, на пробелы в методике обучения.

Позже В.С. Новоселова входит в состав комиссии по выработке программы по литературе, в работе которой принимала активное участие, являлась членом ученого методического совета Министерства просвещения РСФСР, принимала участие в работе института художественного воспитания Академии педагогических наук.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 сентября 1947 г. Вере Сергеевне было присвоено звание Заслуженного учителя школы РСФСР.

Более чем сорокалетний безупречный труд В.С. Новоселовой был высоко оценен. Вера Сергеевна была награждена значком «Отличник народного образования», орденом Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета».

Умерла Вера Сергеевна в августе 1967 г. Похоронили ее на Ваганьковском кладбище вместе с мамой Елизаветой Ивановной и старшей сестрой Надеждой Сергеевной.

Вспоминая о Вере Сергеевне, нельзя не рассказать о семье, в которой она выросла.

Вера с родителями и братом Николаем, 1909-10 гг.

Вера с родителями и братом Николаем, 1909-10 гг.

Ее отец – Сергей Александрович Новоселов (1860 – 1921), дворянин, статский советник. Среднее образование получил в Вифанской Православной Духовной Семинарии, которая располагалась в Спасо-Вифанском монастыре под Сергиевым Посадом. В 1882 г. С.А. Новоселов был принят в Московскую духовную Академию (1882 – 1886), окончил ее со степенью кандидата богословия. Впоследствии он преподавал словесность в Волоколамском духовном училище, где занимал должность помощника смотрителя (завуча).

Сергей Александрович Новоселов

Сергей Александрович был видным общественным деятелем гор. Волоколамска. Состоял товарищем председателя Волоколамского отделения Московского Епархиального Училищного Совета и участковым попечителем Волоколамского уездного комитета «Попечительство о народной трезвости», был награжден орденом Святого Владимира.

С.А. Новоселов воспитал четверых детей и передал им неиссякаемый источник любви к литературе. Человек, одаренный от природы, он был великолепным рассказчиком, любителем театра, писал стихи. Эту любовь к искусству Новоселов передал и детям.

Мама – Елизавета Ивановна Новоселова (1871 – 1942), дочь потомственного священнослужителя Волоколамского Воскресенского Собора Ивана Львовича Стеблева.

Старшая сестра – Надежда Сергеевна Новоселова (род. в 1894 г.), преподавала русский язык и литературу, проработала 12 лет в Волоколамске и 20 лет в Москве.

Надежда Сергеевна Новоселова

Преждевременная смерть средней сестры – Софьи Сергеевны Новоселовой (род. в 1896 г.), помешала ей тоже стать учительницей, жизнь ее оборвалась, когда она были студенткой-филологом.

Брат – Николай Сергеевич Новоселов (1902 – 19.12.41), преподаватель русского языка и литературы, писатель, литературовед, геройски погиб в 1941 г.

Николай Сергеевич Новоселов

Окончив в 1922 г. Ивановский педагогический техникум по школьному отделению, Николай Сергеевич поступает в Высший литературно-художественный институт. Это было крупнейшее учебное заведение, основанное в 1921 г. по инициативе В.Я. Брюсова. После успешного окончания института Николай Новоселов служил в Красной Армии.

Демобилизовавшись из рядов Красной Армии, Николай отдается любимой работе, руководит литературными и рабкоровскими кружками в рабочих клубах Москвы. К этому времени его имя уже становится известным читателям. Он публикует ряд рассказов, очерков, стихотворений и рецензий в московских газетах и журналах: «Смена», «Красноармеец», «Экран» и «Октябрь», одновременно сотрудничает в газетах «Комсомольская правда» и «Московский ленинец».

В 1928 г. Н. Новоселов блестяще выдерживает экспертизу и получает право на преподавание русского языка и литературы в средней школе.

Н. Новоселов уезжает из Москвы и едет в Архангельск. Там губернский отдел народного образования направляет молодого учителя в Чекуевскую школу крестьянской молодежи. Отсюда, с севера России, послал Николай свое первое письмо М. Горькому. С того времени началась переписка великого писателя и молодого учителя.

В 1932 г. Николай Сергеевич работает заведующим кабинетом писателя в Свердловске. Он выступает в печати по вопросам художественной литературы, пишет рецензии и обзоры.

В 1934 г. Н.С. Новоселов зачислен в аспирантуру Московского Государственного педагогического института.

Во время учебы на кафедре всеобщей литературы Н.С. Новоселов с наибольшим интересом занимается вопросами западной литературы, внимательно изучает ее развитие. Он печатается в журнале «Литературный критик», а также в критико-библиографическом двухнедельнике «Литературное обозрение». В то время в этих изданиях сотрудничали – Корнелий Зелинский, Николай Гудзий, Юрий Олеша, Алексей Селивановский.

Свои литературно-критические обзоры Новоселов посвящает комедии Шарля Вильдрака «Пароход "Тинесити"», роману Эрнеста Хемингуэя «Прощай, оружие!», рассказам английской писательницы Агнессы Смедли, творчеству венгерского писателя Шандора Гергеля, книге «Земной шар под мышкой», написанной писателем-моралистом Люком Дюртеном после посещения СССР.

Учеба в аспирантуре была окончена в 1937 г., после чего сразу же последовала командировка Наркомпроса на Кавказ. Он читает в Кабардино-Балкарском педагогическом институте курс лекций по всеобщей литературе. Позже им был прочитан курс лекций новейшей западной литературы в педагогическом институте Курска и Фрунзе.

Наряду с преподавательской работой Николай Сергеевич был глубоко занят работой над диссертацией «Гуманизм Мопассана», защита которой состоялась в 1939 году. Н.С. Новоселову была присвоена ученая степень кандидата филологических наук. Тема диссертации была настолько серьезно разработана и блестяще защищена, что ее официальные оппоненты, профессоры Я. Металлов и Е. Гальперина, усиленно рекомендовали Новоселову на основе диссертации написать монографию о Мопассане. Такого же мнения был и главный редактор полного собрания сочинений Мопассана Ю. Данилин.

Незадолго до войны Николай Сергеевич переезжает на постоянную работу в Саратовский педагогический институт, на кафедру западной литературы. Одновременно начал работать над докторской диссертацией, защита которой намечалась в 1942 г.

Николай Сергеевич Новоселов геройски погиб 19 декабря 1941 г. под деревней Зайцево в Тульской области. В 1965 г. в тульской газете «Коммунар», был опубликован очерк «Тульское Дубосеково», рассказывающий о подвиге взвода лейтенанта Новоселова http://vcbs.ru/%D0%94%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BC%D0%B8-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B/novoselov-nikolaj-sergeevich.html

Евгений Николаевич Новоселов

Двоюродный брат – Евгений Николаевич Новоселов, родился в 1900 г. в селе Панюково Волоколамского уезда в семье учителей Николая Александровича (родной брат Сергея Александровича, проработал народным учителем около 25 лет, умер в 1914 г.) и Татьяны Александровны (проработала учителем более 20 лет, умерла в 1952 г.) Новоселовых.

Родители Е.Н. Новоселова

Работал в органах Наркомпрода, потребкооперации, Наркомснаба, на строительстве 2-ой очереди Горьковского автозавода. Участник гражданской и Великой Отечественной войн. С 1957 г. научный руководитель группы Сибирского отделения при президиуме Академии Наук СССР. Был награжден орденами Трудового Красного Знамени, Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Москвы», «За оборону Ленинграда».

Предлагаем вам воспоминания о В.С. Новоселовой и ее статью «Русский язык и литература в школе», опубликованную в газете «Правда» в декабре 1953 г.

Такой ее помнят

Каждому, наверное, знакома книга «Повесть о Зое и Шуре». В ней мать Героев Советского Союза Зои и Александры Космодемьянских Любовь Тимофеевна рассказывает о своих детях, о том, чем жили они, как учились, как погибли за Родину.

В школе Зоя очень любила литературу. «...Новая полоса началась в жизни Зои и Шуры с того дня, когда у них в классе стала преподавать русский язык и литературу Вера Сергеевна Новоселова» – так вспоминает об этом Л.Т. Космодемьянская в главе «Вера Сергеевна».

Зоя и ее брат любили Веру Сергеевну. Об этом говорят следующие строки из книги:

«Если бы только знала, какая она! – повторяла Зоя... – Вот она входит в класс, начинает рассказывать – мы все понимаем: она не просто ведет урок, потому что он у нее по расписанию. Нет, ей самой это важно и интересно то, что она рассказывает. И видно – ей не нужно, чтобы мы просто заучили все, нет, она хочет, чтобы мы думали и понимали. Ребята говорят, что она отдает нам литературных героев «на растерзание». И, правда, она говорит: «Он нравится Вам? Почему? А как, по-вашему, он должен поступить?» И мы даже не замечаем, как она умолкает, а говорит весь класс: то один вскочит, то другой... Мы спорим, сердимся, а потом, когда все выскажутся, она заговорит сама – так просто, негромко, как будто тут не тридцать человек, а трое. И все сразу станет ясно: кто прав, кто ошибся. И как хочется все прочитать, о чем она говорит. Когда слушаешь ее, потом совсем по-новому читаешь книгу – видишь то, чего прежде никогда не замечала... А потом – ведь это ей надо сказать спасибо за то, что мы теперь по-настоящему знаем Москву. Она на первом же уроке спросила нас: «В Толстовском музее были? В Останкине были?» И так сердито: «Эх вы, москвичи!» А теперь – где мы только с ней не побывали, все музеи пересмотрели! И каждый раз она заставляет нас над чем-нибудь раздумывать».

Так, по словам Любови Тимофеевны, Зоя отзывалась о своей любимой учительнице В.С. Новоселовой.

 Детство Веры

Я – двоюродный брат Веры Сергеевны. Хорошо помню наше детство.

Верочка была веселым, живым ребенком. Она умела увлекать своих сверстников различными затеями. В куклы почти не играла, предпочитала игры, где можно проявить инициативу, смекалку, выдумку. Часто Вера присоединялась к нам, мальчишкам, игравшим в войну, городки, бабки и т. д.

Особенно девочка любила игру в «почту», которая заключалась в следующем. На листе бумаги рисовалась голова птицы, животного или человека. После этого лист бумаги загибался и передавался другому играющему, который рисовал туловище. Затем листок снова загибался и передавался третьему участнику игры, он подрисовывал ноги. В результате получались невообразимые абракадабры.

Когда Вера научилась читать, игра приобрела другой характер. По той же методе писались первоначальные фразы какого-нибудь известного стихотворения, рассказа, басни. Все играющие продолжали записывать каждый свое. Под конец игры получались причудливые попурри, довольно смешные и занятные. Чем дальше мы взрослели, тем игра в «почту» становилась более содержательной. Уже сочинялись самостоятельные стихотворения и четверостишия, уже ставились задачи – кто сочинит быстрее и лучше. Вместо примитивных фигур рисовались пейзажи, сценки.

Когда Вере исполнилось 10 лет, а мне 15, «почта» преобразилась в журнал, издаваемый 1-2 раза в месяц. В этих журналах описывалось все интересное, что случалось в семье, школе. Журнал иллюстрировался рисунками, в него мы помещали ребусы, загадки, головоломки, которые сочиняли сами.

Эту страсть Вера Сергеевна пронесла до последних дней жизни. Только ранее издававшиеся детские журналы стали дневниками, где она со свойственной ей детской увлеченностью оставляла свои записи, рисунки, стихи.

Вера Сергеевна очень любила природу, она с детских лет научилась разумно пользоваться ее дарами, ценить красоту. Даже в последние дни, находясь на излечении в санатории, она не могла не обойти окружающую территорию, не познакомиться со всеми ее достопримечательностями. Если замечала поваленное деревце, то всегда поправляла его, ставила подпорку.

Страсть все знать, самой все видеть никогда не покидала ее. В нашей области мало мест, где бы она не побывала.

Вера была очень смелой девочкой. Вспоминается случай, который произошел однажды весной. Проходя по берегу реки, она заметила, что оторвавшаяся от берега льдина понесла ребенка 5 – 7 лет. Ребенок, испугавшись, заплакал. Не умея еще хорошо плавать, бросилась на помощь. Мы еле вытащили ее и ребенка.

Вера никогда не проходила мимо непонятного явления. Увлекалась всем, всегда хорошо училась. Начав учиться в Волоколамской женской гимназии, окончила Волоколамско-Ивановский техникум, а затем Московский педагогический институт имени В.И. Ленина.

Новоселов, Е. Такой ее помнят. Детство Веры / Е. Новоселов // Заветы Ильича. – 1973. – 8 марта. – С. 3 : фот.

О моей однокурснице

С В.С. Новоселовой я познакомилась 1 сентября 1932 года на первом курсе факультета русского языка и литературы Московского педагогического института имени В.И. Ленина.

Мы рядом сидели в аудитории. Я, прежде всего, обратила внимание на огромный узел темно-русых волос, который еле удерживался на затылке шпильками и, очевидно, был так тяжел, что заставлял мою соседку держаться очень прямо. Я подумала: «Вероятно, учительница». Так и оказалось. За несколько минут, оставшихся до начала занятий, она рассказала, что в течение нескольких лет работала в начальной школе, а затем была направлена на курсы повышения квалификации, окончила их и получила путевку в наш институт. Как я узнала позже, этой путевкой ее премировали за отличную учебу на курсах.

В нашей группе Вера Новоселова выделялась и по возрасту, а главное – по своему отношению к учебе. Как внимательна, сосредоточенна бывала она на лекциях! С каким живым интересом слушала доклады своих товарищей на семинарах, как интересно выступала по ним!

Будучи значительно подготовленнее любого из нас, Вера работала больше и лучше других. Она всегда была организованным человеком. Слушая внимательно лектора, легко схватывала главное и умело конспектировала лекцию. Но ей этого казалось мало. Свои конспекты она сравнивала с конспектами товарищей, дополняла, если что-либооказывалосьупущеннымиобрабатывалаихтак, чтоонислужилиейсамымлучшимпособиемвподготовкекэкзаменам. А это, если учесть, что в ту пору с учебниками было очень трудно, имело огромное значение в успешной учебе.

За четыре года учебы в институте тетради Веры Новоселовой с конспектами лекций по русской литературе, истории русского языка, западной литературе не раз получали первую премию на общеинститутских конкурсах.

В самостоятельной работе над учебным материалом Вера также проявляла исключительную чуткость и организованность. Мы жили в одной комнате и на протяжении всех четырех лет почти всегда занимались вместе, и я имела возможность непосредственно наблюдать ее самостоятельную работу.

Готовясь к семинару, зачету, экзамену, Вера прочитывала всю рекомендованную литературу, с обязательным конспектированием ее. Как ей это удавалось? Она знала цену времени и умела организовать всю свою работу так, что не пропадало ни одной минуты.

Поэтому ее доклады на семинарах по общественно-политическим дисциплинам всегда были глубокосодержательными и интересными. На педагогической практике, которую мы проходили в одной из средних школ Краснопресненского района, уроки Веры были самыми лучшими. А на экзаменах ей почти не давали досказать ответ.

Вера была и отличным общественником. С первых дней учебы была избрана председателем профбюро нашего факультета. Очень скоро, благодаря ее организаторским способностям и умению заражать людей желанием работать, наше профбюро заняло первое место в институте.

В течение четырех лет учебы мы с ней жили в одной комнате общежития. Жили вчетвером. Вера была бессменным старостой комнаты, которая вскоре стала известна как коммуна студенток-отличниц (о ней неоднократно писали в институтской многотиражке).

Кроме того, Вера отлично рисовала, изумительно схватывая сходство. Нарисованные ею дружеские шаржи на товарищей всегда вызывали всеобщее восхищение. По вечерам после занятий в аудитории то и дело раздавались взрывы хохота. Это Вера рассказывала что-нибудь из прожитого дня, изображая того или иного участника забавного эпизода.

А иногда она читала нам стихи, которых знала массу. Читала мастерски, тонко, проникновенно... Особенно любила Блока, Есенина и Маяковского. По вечерам к нам часто приходили ребята и девчата не только из других комнат, но и из других общежитий. Притягательным центром была, конечно, Вера. Под ее деятельным руководством и при ее непосредственном участии нашим курсом было подготовлено и проведено несколько вечеров самодеятельности.

На протяжении всей нашей совместной жизни Вера оставалась для нас самым близким и дорогим человеком, к которому мы всегда шли со всеми своими радостями и горестями. Влияние ее на нас трудно переоценить.

По окончании института Вера имела возможность остаться в аспирантуре (она была выдвинута руководством института и утверждена министерством), но заявила, что хочет быть только учителем. Эту профессию она ценила выше всех остальных.

Захарова, В. Такой ее помнят. О моей однокурснице / В. Захарова // Заветы Ильича. – 1973. – 13 марта. – С. 4.

 Русский язык и литература в школе

Учитель русского языка и литературы имеет в своем распоряжении материал огромной воспитательной значимости – слово, заключающее в себе многовековой опыт русского народа, отражающее духовную мощь, величие и силу его. Богатство, изобразительная сила, точность, гибкость и красота русского языка – показатели высокой культуры нашего народа.

Велика и почетна задача, стоящая перед учителем русского языка и литературы, – вооружить наших детей четким знанием грамматики, научить их правильно пользоваться речью, верно понимать чужие мысли и точно передавать свои; раскрыть красоту и силу нашего языка на прекрасных образцах художественной литературы; воспитать уважение и любовь к своему родному языку.

Можно сказать, что обращаться с языком кое-как – значит и мыслить кое-как. Не овладевшие в должной мере грамматическими основами русского языка, мало начитанные, не чувствующие красоты родного слова, равнодушные к форме выражения своих мыслей, учащиеся обычно и мыслят примитивно, неглубоко, а часто и неверно, не понимая до конца не только учебник, но и речь учителя. Таким образом, хорошее знание русского языка совершенно необходимо для успешного усвоения и всех других предметов.

Изучение основы основ языка – грамматики – немыслимо без развития у школьников собственной мысли и собственной речи. На этом и строится работа по повышению грамотности учащихся.

Стремясь вооружить учащихся знанием основных законов грамматики, привить им прочные навыки грамотного письма и культуры речи, мы повседневно приучаем их к работе с учебником. Но надо прямо сказать, что учебник школьной грамматики до сих пор никак нельзя назвать удовлетворительным. Недавно на совещании в Министерстве просвещения РСФСР, обсуждая новые программы по русскому языку, учителя не без основания говорили, что прошлогоднее сокращение программ ничего по существу не изменило в школьной грамматике, что она страдает академизмом и очень трудна для учащихся. Сухой и невыразительный язык правил, обилие отвлеченных терминов, недоступных детям одиннадцати – четырнадцати лет (пятые – седьмые классы), чрезвычайно затрудняют работу школьников с этим учебником.

Легко ли, например, одиннадцатилетнему школьнику, только что переступившему порог пятого класса, усвоить и, главное, научиться сознательно применять такое правило:

«Мягкость согласных перед другими мягкими согласными обозначается только в том случае, если при изменении слова второй мягкий согласный становится твердым, а первый остается мягким».

И это далеко не единственное правило, написанное труднодоступным для школьников языком.

Неудовлетворительны и учебники по литературе для старших классов. Между тем учебник, точно очерчивающий круг знаний учащихся, совершенно необходим, ибо без него знания школьников не могут быть прочными.

Если бы знали авторы учебников литературы, как много времени уделяем мы, учителя, приучая детей к внимательной работе с этими учебниками, и какое мучение испытываем при этом!

Как можно учить 14 – 15-летних подростков, например, на таких образцах:

«Реалистическая установка всего произведения, стремление к правде и естественности речи привели к той особенности в построении стиха, в силу которой он приближается к разговорно-прозаическому складу языка: смысловые паузы, не совпадая с ритмическими, дают перевес логическому, идейному содержанию фразы над ее музыкальным оформлением». Так сказано в учебнике литературы для восьмого класса при разборе художественных особенностей «Медного всадника».

Не будем умножать подобные примеры, их можно встретить почти на любой, странице учебника, особенно в историко-литературных обзорах. Необходим настоящий школьный учебник, учитывающий возраст детей, а не такой, каким мы вынуждены пользоваться сейчас.

Настоящий успех в работе учителя придет только тогда, когда учитель сумеет воспитать у школьников активное внимание, трудовые навыки; когда выполнение домашних заданий перестанет быть для учащихся пустой формальностью; когда они будут понимать учебник, а не механически его заучивать, умело применять правила русского языка на практике, легко находить нужные слова и обороты речи для выражения собственной мысли.

Преподавание русского языка нельзя отрывать от преподавания литературного чтения и истории литературы. Это единый процесс обучения – вооружения учащихся знаниями и навыками, обогащения их мысли и речи.

Воспитывать вкус к слову, развивать способность чувствовать язык можно только на прекрасных образцах нашей художественной литературы.

С младших классов со всей серьезностью надо учить детей выразительному, грамотному чтению литературных текстов. Именно учить, а учить – это значит прежде всего раскрывать смысл произведения, его красоту, внутреннюю логику. А мы порой не работаем над выразительностью чтения, и единственным замечанием школьнику после монотонной декламации или чтения с нашей стороны бывает обидная сухая реплика: «Читаешь невыразительно» или «Читай медленнее» – и все.

Учитель прежде всего должен сам читать выразительно, уже в собственном чтении глубоко раскрывая идейный смысл произведения. На то и художественное произведение, чтобы воздействовать не только на сознание, но и на человеческие эмоции, облагораживая их.

На очень опасный путь встали те учителя, которые, болея за своих воспитанников (им ведь экзамен держать!), за бедность их языка и общих понятий, начинают с пятого класса диктовать им определения идейного содержания произведений, пользуясь недостаточно продуманными своими словами или труднодоступными словами соответствующего учебного пособия, рассчитанного на учителей.

Предлагается, например, в седьмом классе выучить такое предложение, записанное под диктовку учителя: «Толстой в рассказе «После бала», контрастно изображая светскую и солдатскую жизнь, снимает покров привлекательности с дворянского общества и показывает, что богатство и внешняя красота этого общества основывается на бессовестной эксплуатации, угнетении и жестокости по отношению к народу».

А на экзамене ученица отвечает:

– В рассказе «После бала» Толстой показал контраст солдат и богатых, снимает с них покров...

– Что такое контраст? – спрашивает учитель.

– Это когда борются... – неуверенно отвечает девочка.

Кто виноват в таком ответе ученицы? Прежде всего учитель, который диктует ученикам трудные для их понимания определения. Но учителя толкают на это формулировки экзаменационных билетов, также не учитывающие порой ни возраста, ни развития учащихся. Ведь учебника литературы для седьмых классов нет, есть только хрестоматия, а на экзаменах требуется, чтобы учащиеся отвечали именно на вопросы об идейном содержании произведений. Идейное содержание произведения обязательно должно быть раскрыто перед школьниками, но не штампованными формулами, а всей системой глубоко продуманной работы учителя.

Многие из нас еще недооценивают звучание самого текста художественного произведения, особенно в старших классах. Мой педагогический опыт, мое отношение к литературе, как сильнейшему фактору воспитательного воздействия, говорят мне иное. Сколько раз стих Маяковского побеждал именно в звучании! Совершенно по-новому раскрывается сокровенное в Шолохове, Фадееве (искусство диалога, глубина и лиризм пейзажа, мастерство массовых сцен); в чтении приобретают особую выразительность мягкий юмор Гончарова и бичующая ирония Салтыкова-Щедрина.

Наша советская литература глубоко патриотична, полна высоких стремлений чувств. Она воспитывает черты коммунистической морали у учащихся, те высокие качества, которые дают нам право гордиться нашей молодежью, способной на труд и на подвиг.

Самостоятельная работа над текстом художественного произведения имеет огромное значение для воспитания учащихся. Они начинают сами разбираться в произведениях, вырабатывают свой язык, свой подход к литературным явлениям, обогащают свою память литературными фактами, вникают глубоко в суть художественного произведения. Образы Корчагина («Как закалялась сталь»), Давыдова («Поднятая целина»), молодогвардейцев («Молодая гвардия») – золотой фонд нашей советской литературы.

Но только тогда раскрываются перед учащимися во всей глубине духовная красота советского человека, его истинный гуманизм, его действенный патриотизм, когда образ раскрыт в результате чтения самого художественного произведения, а не просто «выучен по учебнику». Мысли переходят в убеждения путем собственных раздумий и сопоставлений.

Грустное и убогое впечатление производят юноши или девушки, повторяющие на экзамене на аттестат зрелости бессмысленно заученные чужие мысли и встающие в тупик перед самым простым вопросом.

– Какие требования предъявляет Белинский к писателям? – спрашивает учитель на экзамене девушку, бойко произносящую какие-то общие слова о Белинском.

– Белинский призывал писателей, чтобы они не увлекались декадансом, – неуверенно отвечает она.

– А что такое декаданс?

Тягостное молчание.

– Какие статьи посвятил Белинский творчеству Лермонтова?

Снова молчание.

Таков результат невнимания учителя, а следовательно, и ученицы к тексту, к существу изучаемых произведений.

Огромное образовательное и воспитательное значение имеет методически правильно построенная внеклассная и внешкольная работа: она не только дополняет и закрепляет полученные на уроке знания, обогащая представления и язык учащихся, но и воспитывает глубоко патриотические чувства.

В последнее время широкое распространение получили литературные экскурсии в музеи, в места, так или иначе связанные с именами крупнейших наших отечественных писателей. Эти экскурсии обогащают учащихся, воспитывают в них высокие чувства. Нет в нашей стране такого уголка, где бы не было своих литературных или исторических достопримечательностей. Надо только иметь желание использовать их. К сожалению, есть еще среди учительства, а иногда и администрации противники всякой внешкольной работы.

– Ваши экскурсии только отвлекают детей от основных занятий, – говорят они, – географы для изучения Африки в Африку не ездят, нечего и словесникам в литературные музеи ходить...

Противники экскурсий искренне убеждены, что они борются против перегрузки учащихся, забывая, что экскурсии великолепно закрепляют пройденный материал, а главное – расширяют круг мыслей и чувств учащихся, воспитывают их.

Несколько слов о журналах. Выпускаемые для учителей журналы «Литература в школе» и «Русский язык в школе» не всегда отвечают нашим растущим запросам. Совершенно недостаточны прежде всего периодичность выхода и тиражи их, да и по качеству публикуемые материалы в журналах не всегда удовлетворяют нас, учителей.

Большие требования предъявляет наша советская общественность к учителю. Советский учитель должен быть человеком по-настоящему образованным, широко знакомым с культурой своей страны, глубоко партийным по самому своему существу, а не талмудистом и начетчиком. Учитель должен быть интересным, внутренне богатым человеком, тесно связанным с жизнью, должен изучать жизнь глубоко. Долг учителя-словесника – хорошо знать историю, зарубежную литературу, понимать искусство, проявлять активный интерес ко всему, что касается его специальности, не только из книг черпая знания, но обогащаясь живыми впечатлениями.

Самое страшное в нашей работе – остановиться в своем росте, перестать откликаться на все, чем богата жизнь, превратиться в узкого специалиста, успокоиться. Необходимы постоянная работа над собой, горячее желание работать творчески, умение дерзать, и тогда успех придет обязательно.

Новоселова, В.С. Русский язык и литература в школе / В.С. Новоселова // Правда. – 1957. – 13 дек.

Выражаем огромную благодарность МВК «Волоколамский кремль» и лично Галине Владимировне Одиной и Марине Геннадьевне Акатовой за помощь в подготовке материала.

Подготовили: Г. Кулакова, И. Изотова