Решаем вместе
Хочется, чтобы библиотека стала лучше? Сообщите, какие нужны изменения и получите ответ о решении

Навигация

Новинки

Цицерон. Между Сциллой и Харибдой

Нояб 16, 2023 608
Анатолий Ильяхов: Цицерон. Между Сциллой и Харибдой

Век Екатерины

Нояб 16, 2023 573
Михаил Казовский: Век Екатерины

Лишенные родины

Нояб 16, 2023 583
Екатерина Глаголева: Лишенные родины

Тевтобургский лес

Нояб 16, 2023 594
Сергей Вишняков:Тевтобургский лес

Рекомендуем

Книга-юбиляр

Нояб 10, 2022 1423
Александр Грин «Алые паруса» – 100 лет «У синего моря, где бушуют бураны,Жила там…

Путеводитель по Волоколамскому городскому округу

Окт 28, 2022 1601
Путеводитель по Волоколамскому городскому округу
Кутейников, С.Е. Волоколамск. Путеводитель по Волоколамскому городскому округу Уважаемые…

Борис Андреевич Юрковский

Борис Андреевич Юрковский

Июнь 16, 2015 13017
Б.А. Юрковский. Москва, 20 сентября 1906 г.
6 июня 2015 г. в МВК «Волоколамский кремль» состоялась передача уникальных документов,…

Памятные даты

Мы в соцсетях

Партнёры

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Обзор журнала «Новый мир» №3 2023

«Новый мир»

«Новый мир» — один из старейших в современной России ежемесячных литературно-художественных журналов. В журнале публикуется художественная проза, стихи, очерки, историческая публицистика, мемуары, литературно-критические, культурологические и философские материалы. Издаётся с 1925 года. С 1947 по 1991 годы — орган Союза писателей СССР, с 1991 — частное издание. Главный редактор журнала c 1998 года — Андрей Василевский.

Мартовский  номер журнала открывает рубрика «стихи». Олеся Николаева. «Окошко на свободу». Стихи Олеси Николаевой всегда долгожданны. Это личный дневник – и дневник каждого из нас, все родное, все узнаваемое. Это тонкие  поэтические образы на два мира.

Сумерки водянистые
сгущаются на ходу.
Словно бы среброслистные
ели в снежном саду.

Далее Артём Серебренников. «Из цикла «Гиперборейские сонеты». Первая публикация автора в «Новом мире». Цикл о России, существующий в двух параллельных измерениях – реальном историческом – от древности до наших времен – и легендариуме, в котором сплелись узнаваемые «гиперборейские» реалии и античные мифологические образы, создавая не Россию, а удивительное явление – между историческим государством и – землёй обетованной.

Адмирал, 1920

В гиперборейских льдах я вёл «Вайгач»,
В понтийских тёплых водах вёл «Марию»,
На твёрдой суше вёл я в бой Россию –
И вот к реке меня ведёт палач.

Чекист, скорее место обозначь,
Где возвращусь я в водную стихию;
Льды Ушаковки – створки гробовые,
Стенанья ветра – погребальный плач…

В кровавой белизне ревёт метель,
И ждёт меня смертельная купель -
От новой власти лучшая награда,

Но в небесах не гаснет никогда,
Горит нам вифлеемская звезда,
Чтоб осветить кремнистый путь из ада.

Ещё один дебют уже состоявшегося поэта в «Новом мире»  поэта - Мария Козлова. «Два слова». И снова – о России, но уже из нынешнего исторического времени – странного и страшного, в котором «хочется очнуться и войну не выбирать», хочется напомнить о том, что Россия – больше видимых территорий, больше временных рамок, потому что от ее величия время замирает.  Её стихи можно было бы назвать плачем по Родине, но нет – они всё же полны надежды, когда в самый последний отчаянный момент всё же ожидаешь чуда – например, воскрешения любимой страны – такой, какой она была когда-то, какой мы храним её в сердце.

Тишина наступает
Под предлогом любым,
И огонь не сгорает –
Превращается в дым.

Ни о чем не мечталось –
Ничего не сбылось –
Только то и осталось,
Что надеждой звалось.
Так стоишь, привыкая,
На краю бытия.
Тишина-то какая
Ослепительная.

Как душа человека –
Ни о чём и нигде –
Словно вышел на реку
И идёшь по воде.

В рубрике «проза» Владимир Березин. «Садовое товарищество». Повесть вершков и корешков

Дача в повести Владимира Березина – это  земля совершенно надмирная,  точнее – всемирная, вообще особое измерение, где лето рифмуется с рекой забвения Летой, где номерная станция превращается  в точку сборки, сшивающую матрицы времени, СНТ, где, очень возможно, водится тот самый молитвенный Мысленный Волк, и Бог весть кто ещё, и мифический колодец откуда-то далеко, из детских легенд…  «…так было всегда. Человек держится за свою норку, а жизнь его оттуда выковыривает. Нет гнёздышка, нет норки – и ухватить тебя не за что». «Она представила это странное зверье, сирина и струфиона, а также онокентавра, и уже не понимала, спит ли или слушает, но, выплывая на поверхность сна, а потом ныряя на глубину, ощущала себя девочкой, что стоит у калитки в лесу. Она слышит хруст веток под лапами зверя, ещё не видимого в сырой холодной темноте, но вот – как две звезды, два самолёта, две фары – зажигаются его глаза, и Мысленный волк уже беззвучно выходит из кустов орешника, обдавая её жаром своего дыхания».

Далее рассказ  Евгения Чижова. «Последний».  Снова место действия – дача – особый мир, меняющий тех, кто осмеливается на него отозваться сердцем.  Это рассказ  об одиночествах – очень разных: одно – пустое, тоскливое, а другое – созревшее, наполненное, мудрое. Человек-лес Толя, чующий природу какими-то неведомыми органами осязания и, по его словам, даже видевший инопланетян, сам того не подозревая, вызволяет живую, но давно мёртвую Марию из смертной тоски, ненависти, состояния живого трупа (даже внешне – страшно: жёлтая кожа, обтягивающая скулы, запах старых вещей и невыносимая усталость). Всего-то нужно – лес, искренность, чистая душа, готовность открыться и поверить другому. И ещё что-то неуловимое: чувство сопричастности природе – всегда честной, по-детски свободной и непосредственной. Может быть, тогда даже мёртвое сердце оживёт и тоже будет способно видеть чудеса?

Следующая рубрика  «опыты». Статья Ольги  Канунниковой «Поезд уходит». Интересная статья об удивительном враче, педагоге и писателе Януше Корчаке.  Автор ведёт речь о двух его повестях – «Лето в Михалувке», «Лето в Вильгельмувке» - о двух сменах в летней детской колонии, куда Корчак ездил со своими подопечными ребятами. Это  о каникулах, о лете, о детском лагере.  Это первое лето вне дома, первые расточки самостоятельной, почти взрослой подростковой жизни. Это смех и одиночество, драки и игры, доверие и слёзы. «Корчаковская колония – поистине центр реабилитации ребёнка» – место, где подросток мог быть собой – и мог быть не один, мог чувствовать себя как дома, ощущать взаимопонимание с другими – редкое чувство! По сути это маленькая утопия – таким должно быть государство, таким должен быть мир.

…И как продолжение и противопоставление – страшные мир нацистского лагеря, где Януш Корчак пошёл на смерть вместе со своими воспитанниками, «У него даже нет могилы. Но все же я верю, что его душа спустилась к нам с небес».

«Где сто пятьдесят мальчишек, там каждый день тридцать ссор и пять драк; где ссоры и драки, там нужен суд. Суд должен быть справедливым, пользоваться авторитетом и доверием. Такой суд у нас в Михалувке».

Кодекс Суда справедливости, по которому строилось самоуправление не только в Михалувке, но и во всех корчаковских «домах детей», позже будет сформулирован так: «Если кто-нибудь совершил проступок, лучше всего его простить. Если он совершил проступок потому, что не знал, теперь он уже знает. Если он совершил проступок потому, что ему трудно поступать по-другому, он постарается привыкнуть. Но суд обязан защищать тихих ребят, чтобы их не обижали сильные… защищать добросовестных и трудолюбивых, чтобы им не мешали разболтанные и лентяи… заботиться, чтобы был порядок, потому что от беспорядка больше всего страдают добрые, тихие и добросовестные люди…»

Судьями были сами маленькие воспитанники. Часто случалось так, что после судебного заседания «подсудимые» сами выносили себе приговор, более жёсткий, чем судьи, но большинство голосовало за смягчение, и провинившиеся от наказания освобождались.

Следующая рубрика «юбилей». Игорь Сухих. «Островский: драма как мир и драма как повод».

К 200-летию со дня рождения драматурга. До великого драматурга Чехова был не менее великий драматург Александр Островский, его  трагедии  стали основой для современного театра. В статье к двухсотлетию драматурга автор рассказывает о его творческом пути и принятии и непринятии пьес современниками, о литературной критике Островского начиная с XIX века и до советского времени.

Познакомиться с журналом можно в нашей библиотеке.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [1 Голос]