Навигация

Новинки

Книжный анонс

Янв 01, 2022 104
Маленькие истории из жизни большого поэта
Черкашина, Лариса Андреевна. От Швейцарского Монтрё до Тверского Погорелого Городища

Книжный анонс

Дек 31, 2021 94
Маленькие истории из жизни большого поэта
Кутейников Сергей Евгеньевич. Маленькие истории из жизни большого поэта

Книжный анонс

Дек 30, 2021 85
Староверие Волоколамского леса: Древлеправославная terra incognita
Михайлов Сергей Сергеевич. Староверие Волоколамского леса: Древлеправославная terra…

Книжный анонс

Дек 29, 2021 118
Москва в период нашествия Наполеона
Макаров, Дмитрий Алексеевич. Лекции по искусству. Страшные сказки

Рекомендуем

Альманах. Год памяти и славы в России. Воспоминания детей войны

Янв 19, 2021 1201
Альманах
Альманах. Год памяти и славы в России. Воспоминания детей войны. – Приложение к…

Панфиловцы

Янв 10, 2020 4722
Изображение по умолчанию
Сергей кутейников

Борис Андреевич Юрковский

Борис Андреевич Юрковский

Июнь 16, 2015 9022
Б.А. Юрковский. Москва, 20 сентября 1906 г.
6 июня 2015 г. в МВК «Волоколамский кремль» состоялась передача уникальных документов,…

Памятные даты

Мы в соцсетях

Партнёры

Франц Лефорт

Уроженец Женевы Франц Лефорт (1656—1699) оставил глубокий след в истории России. Один из ближайших сподвижников Петра, генерал и адмирал русской службы, первый посол Великого посольства, он оказал огромное влияние на формирование личности царя Петра I и, можно сказать, стоял у истоков европеизации России. Имя Лефорта до сих пор носит один из районов Москвы. О судьбе этого необыкновенного человека и его роли в Петровских преобразованиях рассказывается в новой книге старейшего автора серии «Жизнь замечательных людей», признанного классика историко-биографического жанра Николая Ивановича Павленко.

В конце XVII и на рубеже XVIII века в Россию, просыпавшуюся от многовекового сна, со всей Европы устремились «на ловлю счастья и чинов» многие искатели приключений. Среди них попадались, разумеется, и явные авантюристы, ставившие своей целью быстро разбогатеть любыми путями. Но встречались и такие, для кого страна Московия стала второй Родиной. Среди них оказался и Франц Яковлевич Лефорт.

 В 1656 году в семье женевского торговца Жака Лефорта родился сын, получивший имя Франц. Отец, рассчитывая со временем передать ему своё коммерческое дело, сразу после окончания женевского коллегиума (средней школы) направил подростка в Марсель обучаться торговле. Однако Франц Лефорт вовсе не желал провести жизнь среди унылых тюков с товарами. Наделённый от природы не только яркой внешностью и недюжинной силой, но и неуёмной жаждой приключений, он мечтал о военной карьере и громкой славе. Едва дождавшись совершеннолетия, Франц, к великому огорчению отца, навсегда распрощался с коммерцией и уехал в Голландию, где некоторое время находился в свите герцога Фридриха-Казимира. Оттуда в 1674 году он продолжил свой путь, отправившись в Московию – таинственную и манящую страну, о которой слышал много самых невероятных рассказов.

Оказавшись в Москве, Франц Лефорт, биография которого с тех пор неразрывно связана с историей России, поселился в немецкой слободе. Первое время за отсутствием войны, а, следовательно, и случая отличиться, он был вынужден довольствоваться местом секретаря датского посла. Однако очень скоро удача улыбнулась, и молодой человек добился должности командира одной из рот киевского гарнизона.

Более двух лет провёл Франц Лефорт на берегах Днепра, постигая ратное искусство в боях с крымскими татарами. Не раз приходилось ему бывать на краю гибели, но свист пуль и ощущение близкой опасности лишь будоражили кровь и придавали жизни столь желаемую остроту.

В 1682 году, побывав в отпуске в Женеве и вернувшись в Россию, он оказался в совершенно иных исторических реалиях. К этому времени ушёл из жизни прежний государь - Фёдор Алексеевич, занимавший престол в течение шести лет, и в качестве регента при малолетних наследниках Иване и Петре государством правила их сестра - царевна Софья.

Неожиданно для себя Франц Лефорт, национальность которого выделяла его среди прочего служилого люда Москвы, обрёл покровителя в лице фаворита царевны – князя В.В. Голицына, питавшего пристрастие к европейской культуре и тем, кто мог считаться её носителями. С этого момента его карьера круто пошла вверх. Уже на следующий год Лефорт дважды бурно отпраздновал повышения – вначале будучи произведённым в майоры, а затем в подполковники.

В 1687 и 1689 гг. Лефорт стал участником двух крымских походов, закончившихся неудачей, что, впрочем, не помешало ему получить награды и новое повышение в звании. Однако звёздный час тридцатитрёхлетнего полковника Лефорта был ещё впереди. Настал он, когда молодой царь Пётр в момент кульминации своей борьбы за власть со старшей сестрой Софьей вынужден был искать убежища в стенах Троице-Сергиева монастыря.

Там к нему и присоединился Лефорт, предложив будущему государю свою жизнь и шпагу. Это был поистине судьбоносный выбор. Неизвестно, что послужило его причиной – необычайное политическое чутьё или слепой случай, но, так или иначе, на протяжении всей своей последующий жизни Франц Лефорт был сподвижником и ближайшим доверенным лицом Петра I.

Столь же завидную прозорливость выказал и родственник Лефорта – полковник Патрик Гордон, также поддержавший молодого царя в трудную минуту. Благодарный Пётр вскоре сблизился с обоими иностранцами и стал их частым гостем в Немецкой слободе, чем вызывал осуждение со стороны патриарха Иоакима и прочих поборников старины, считавших недопустимым общение государя с еретиками-иноверцами. Впрочем, открыто заявить об этом никто не смел.

Царь Пётр, щедрый по натуре, пожаловал своему фавориту чин генерал-майора и осыпал его богатыми подарками. Поскольку теперь уже дом Лефорта на берегу Яузы не вмещал многочисленных гостей, собиравшихся на частые пиры и приёмы, государь снабдил его средствами на пристройку большой и роскошной залы, изысканно отделанной и декорированной произведениями искусства. Вместе с тем несказанно возросло и влияние, которое оказывал Франц Лефорт на государя. Как свидетельствовал один из современников тех событий, Москва до той поры не знала иностранца, достигшего такого могущества.

В начале 90-х годов XVII века Пётр I вёл активную подготовку к предстоящим военным операциям, которыми впоследствии стали Азовские походы. Так, в 1693 году под Москвой состоялись масштабные манёвры, в ходе которых, один из полков «вёл в бой» Франц Лефорт. Ему же было поручено командовать и военным кораблём «Марс» во время учений, проводившихся в том же году на Переяславском озере. Довольный незаурядными способностями Лефорта, царь произвёл его в полные генералы. Учения, организованные на следующий год и по месту проведения вошедшие в историю как «Кожуховский потешный поход», едва не стоили царскому любимцу жизни. В разгар «сражения» в плечо генералу угодил горшок, начинённый порохом. Однако, несмотря на сильные ожоги лица и шеи, он всё же водрузил знамя на равелине условного противника, чем привёл в восторг государя.

Короткая биография этого человека украшена такими событиями как участие в двух военных кампаниях 1695 и 1696 годов, получивших название Азовских походов. Известно, что в первом из них, командуя корпусом, генерал бросился в атаку впереди своих гренадеров и лично захватил неприятельское знамя.

Несмотря на то, что Лефорт не был специалистом в морском деле, именно ему Пётр поручил построение галерного флота, в задачу которого входило перекрыть турецким кораблям доступ к Азовской крепости. Лишь благодаря своевременному исполнению генералом этого задания в ходе следующего похода, предпринятого в 1696 году, русским войскам удалось захватить эту ранее непреступную цитадель.

Эта победа стала настоящим триумфом генерала Лефорта. Кроме дорогих подарков, таких как золотая цепь, соболья шуба и т. д., он получил от царя несколько вотчин в разных уездах России и титул новгородского наместника. По возвращении в Москву, где Лефорту был устроен торжественный въезд, его дом на берегу Яузы вновь стал средоточием балов и праздников, сопровождавшихся пушечной стрельбой и фейерверками. Вовремя одного из них, царь Пётр познакомился с Анной Монс, остававшейся в течение последующих десяти лет его основной фавориткой.

Своеобразным прологом к широкомасштабным реформам, осуществлённым Петром I, стала его дипломатическая миссия в Европу в 1697 – 1698 гг., получившая название Великого посольства. Несмотря на то что участие в зарубежной поездке принимал лично государь, её инициатором, как считают многие исследователи, был Лефорт Франц Яковлевич. Биография его настолько богата событиями, что включает в себя не только ратные подвиги, но и выполнение целого ряда дипломатических поручений.

В течение двух лет работы Великого посольства, посетившего ряд европейских государств, Лефорт наряду с генералом Ф.А. Головиным и думским дьяком П.Г. Возницыным выполнял обязанности полномочного посла. Сам же государь, путешествовавший инкогнито под именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова (что, впрочем, никого не могло ввести в заблуждение), вступал в переговоры лишь в наиболее ответственные моменты.

Бытует мнение, что основную нагрузку в работе дипломатической миссии нёс на себе генерал Ф.А. Головин, тогда как Ф. Лефорту была отведена, скорее, представительская роль (пышностью и великолепием свиты он затмевал всех прочих европейских послов), а также выполнение обязанностей переводчика. Но даже и при таком распределении ролей его заслуги неоспоримы.

До наших дней сохранилась обширная переписка Лефорта с царём, когда тот, отправившись в Англию, оставил его в Амстердаме. Посылая государю иногда по несколько писем в день, верный слуга писал их по-русски, но латинскими буквами, так как не смог (или не захотел) овладеть славянской азбукой.

Вернувшись из зарубежной поездки в 1698 году, Франц Яковлевич Лефорт и его государь оказались в самой гуще стрелецкого бунта. Как можно заключить из сохранившихся документов, Лефорт лично не принимал участия в его подавлении, и даже, по некоторым сведениям, отказался рубить бунтовщикам головы. Трудно сказать, что стало тому причиной – нежелание пятнать своё имя кровью или обострившийся к тому времени сепсис – болезнь, ставшая следствием нагноения раны, полученной в одном из сражений. В любом случае, найдя благовидный предлог, он уклонился от этой малоприятной миссии.

Последние месяцы жизни Лефорт провёл в своём новом дворце, возведённом в его отсутствие на средства, выделенные государем. Ещё молодой, сорокадвухлетний генерал руководил завершением его отделки и размещением в залах драгоценной мебели, скульптур и различных произведений искусства. Новоселье было отпраздновано 12 февраля 1699 года с размахом, превосходившим все прежние празднества, проводившиеся в его доме и на целые месяцы служившие темой для пересудов москвичей.

Но это пиршество оказалось последним в жизни столь удачливого вельможи. Через десять дней он простудился, слёг в горячке и уже не поднимался с постели. Скончался Лефорт 12 марта 1699 года. Известие о его смерти явилось сильным ударом для Петра I. Питая к своему преданному слуге искреннюю симпатию, он тяжело переживал случившееся. Свидетели тех событий вспоминали потом, как в минуту скорби царь говорил, что в лице Лефорта потерял своего самого лучшего друга.

Францу Лефорту после смерти не был воздвигнут памятник. Появился он уже в наши дни. Известно, что такая идея была у Петра I, выбравшего даже подходящее место на территории Александро-Невского монастыря, однако ей не суждено было осуществиться. Кроме того, его имя увековечено в названии столичного района Лефортово, а также в наименовании улиц Калининграда и его родной Женевы. Так, уйдя из жизни, стал частью российской истории Франц Яковлевич Лефорт.