Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Недалеко от школы № 3 располагается братская могила советских воинов. На черном граните стелы высечено: «Морякам-тихоокеанцам и воинам Красной Армии, павшим смертью храбрых в великой битве за Москву». Здесь покоятся более двух тысяч воинов, среди которых бойцы 64-й отдельной морской бригады.

После освобождения Волоколамска, 21 декабря 1941 года, бригада начала ожесточенные бои за с. Ивановское, которое фашисты превратили в хорошо укреплённый район. Бои продолжались 4 дня. 24 декабря бойцы 64-й и 71-й морских бригад при поддержке 1-й гвардейской танковой бригады после кровопролитных боев освободили село.

В фонде нашей библиотеки есть книга Олега Кузнецова «Дорогами отцов. Зубчане на фронте, в оккупации и плену» изданная в 2005 году.

Материал книги собран учащимися 10-х классов Зубцовской средней школы № 1 под руководством учителя истории Тамары Ефимовны Кузнецовой. В период 1960-1990 годов ими было записано со слов ветеранов войны и жителей района, попавших под оккупационный режим фашистских захватчиков, около 500 рассказов, которые и составили 20 альбомов под общим названием «Летопись народного подвига».

При отборе и обработке материала для 67 рассказов и 3-х повестей этого сборника, Олег Васильевич Кузнецов бережно старался сохранить не только суть реальных событий, но и передать настроение, чувства, мироощущение людей, переживших великую и трагическую историю войны.

Предлагаем вам фрагмент рассказа «На фронт, под Москву!», написанного по воспоминаниям Петра Викторовича Данилевича, уроженца с. Погорелое Городище Зубцовского района Тверской области, бойца 64-й отдельной морской бригады, участника боев за фабрику им. Ленина.

«…Дальше – наступление на Волоколамск. С вечера ударили орудия и «катюши», их было порядочно. Ночь была очень темная и туманная. Вспышки орудий и огонь «катюш» были внушительны. Ночью мы должны были взять Волоколамск. Ворвались в город мы не одни, рядом был 44-й Сибирский полк и другие части. Утром город был отбит у немцев. Но с высоты, где было кладбище, по всему городу немцы вели огонь.

Нескольким взводам моряков было дано задание: подавить вражеские огневые точки на горе. В число посланных на это задание попал и я. С автоматами шли, многие падали. За какие-то 15-20 минут пункт немцев на кладбище был взят. В руках немцев осталась лишь фабрика.

Командованию нужны были сведения, чем немцы здесь располагают. Часов в 11 ночи была послана разведка на фабрику. Нас было семь человек. Один, помню, одет был в форму железнодорожника. Подползти скрытно нам не удалось. Очень скоро нас обнаружили и сильно обстреляли. Разведчик в железнодорожной форме был ранен. Мы вытащили его волоком и доставили в санчасть. Но нам удалось установить и доложить командованию, что у немцев на фабрике стоят 14 танков и минометы. За эту фабрику наша бригада вела сражение несколько дней. Затемно мы проникли в двухэтажное здание и по входной лестнице вскочили на второй этаж. А немцы с первого этажа бьют по нам через потолок, от пола летят щепки. Куда деваться? Вскочили мы на подоконники (окна были большие). Один моряк втащил станкОвый пулемет, но по нему ударили с улицы, и, раненный в живот, он закричал. Нам видно, как во дворе немцы несут своего раненого на носилках. А с другой стороны здания бежит наш старшина в белом полушубке с пистолетом. Не успел он добежать, как его сразил немецкий автоматчик, и старшина погиб.

Я схватился за пулемет и открыл по немцам огонь из окна. С лестницы мы стали бросать по коридору вниз гранаты и скоро уничтожили там всех.

Еще двое суток немцы цеплялись за эту фабрику. Невдалеке было строение, похожее на церковное. Из-за него выскочили три танка, наши орудия стояли каждое в упряжке на шесть лошадок, а когда немцы ударили по ним из танков, упряжи перепутались, лошади попадали. Кто находился здесь, побежали. Мы двое спрятались в поваленную трубу. Подошел танк, слышен немецкий говор. Тут подоспел наш взвод ПТР и спас положение, а первый танк мы закидали гранатами, танкист, высунувшийся из открытого люка, так и повис вниз головой.

В танке мы нашли целый мешок родной махорки, чему были очень рады, с махоркой было туговато. А еще из этого танка у меня остался на память ридикюль с бритвенным прибором.

Дальше от деревни к деревне наша бригада наступала к станции Шаховской».

Согласно воспоминаниям Петра Викторовича, можно сделать вывод, что описанный бой в двухэтажном здании – это бой в здании школы («окна были большие»), а строение, видневшееся невдалеке, «похожее на церковное» – это здание нынешних яслей.

Вот так неожиданно для нас бои за фабрику обрели новые контуры.