Новинки

Беллетристика

Фев 26, 2020 420
Беллетристика
Абдуллаев, Чингиз Акифович. Атрибут власти : роман / Ч. А. Абдуллаев. – М. : ЭКСМО, 2019.…

Литература non fiction

Фев 26, 2020 676
non fiktion
Иванов, Алексей Викторович. Вилы : книга о крестьянской войне под предводительством Е.…

Книги для детей и подростков

Фев 26, 2020 418
dlia detei
Алмазов, Борис Александрович. Боберман - стюдебекер / Б. А. Алмазов ; [худож. А. Вайнер].…

Рекомендуем

Книжный анонс!

Нояб 07, 2017 1832
А. Рок. «Мозг во сне. Что происходит с мозгом, пока мы спим»
Над загадками сновидений психологи и философы бились многие годы. Благодаря развитию…

Афиша

afs

Борис Андреевич -*-

Борис Андреевич Юрковский

Июнь 16, 2015 5719
Б.А. Юрковский. Москва, 20 сентября 1906 г.
6 июня 2015 г. в МВК «Волоколамский кремль» состоялась передача уникальных документов,…

Напишите нам:

Пожалуйста, введите Ваше имя
Пожалуйста, введите Ваш адрес электронной почты Ошибка в адресе почты
Пожалуйста, введите Ваше сообщение

Памятные даты

Мы в соцсетях

vk
vk
Ok
you
fac

Партнёры

1 1 1 3
Центральные библиотеки субъектов РФ  88x31 0202
1_4  polpred
НЭБ  Национальная электронная детская библиотека
Русская история 
12

Далее

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Хворостинино

Хворостинино

Село Хворостинино (в старых документах встречается другое написание – Хворостино) в XVI – начале XVII вв. являлось вотчиной князей Хворостининых, потомков древних князей Ярославских. В своё время они были тесно связаны с Иосифо-Волоколамским монастырём и являлись вкладчиками в эту обитель. Один из представителей хворостининской семьи Дмитрий Константинович около 1507 – 1515 годов передал в монастырь сельцо Гаврино с деревнями и 100 руб. Сувор и Михаил Хворостинины-Безобразовы в 1568 – 1569 годах передали в монастырь д. Высокую в Рузском уезде, а архиепископ казанский Тихон Хворостинин – 100 руб. Последний долго был соборным старцем, в 1572 году из Волоцкого монастыря был переведён в Угрешский монастырь, откуда снова возвратился в Волоколамский, где с весны 1573 года был игуменом. 5 июля 1575 года его назначили архиепископом Казанским.

Хворостинины были даровитые служильцы. Особенно князь Дмитрий Иванович – настоящая военная звезда России 16 столетия, победитель в целом ряде сражений. Английский дипломат Джилье Флетчер в одном из донесений королю дал такую характеристику Хворостинину: «Теперь главный у них муж (т.е. в русской армии – В.И.) наиболее употребляемый в военное время, некто Дмитрий Иванович Хворостинин, старый и опытный воин, оказавший (как говорят) большие услуги в войнах с татарами и поляками». Не менее известным в роде был и Андрей Иванович, знаменитый воевода, прославившийся обороной Пскова от войск польского короля Стефана Батория, разгромом войск терского хана Шевкала, строительством оборонительных засек между Курском и Орлом. Не ушёл в историческую тень и его сын Иван Андреевич Хворостинин, политический деятель, еретик, сторонник католицизма, близкий родственник А.М. Курбского. При Лжедмитрии I стал стольником, кравчим, одним из его фаворитов. После падения самозванца царь Василий Шуйский сослал И.А. Хворостинина в Иосифо-Волоколамский монастырь. В 1610 (или в начале 1611 года) ему разрешили вернуться в Москву; в 1613 – 1614 годах участвовал в военных действиях против польских отрядов И.М. Заруцкого, служил воеводой в Мценске, Новосиле, а в 1618 – 1619 годах – в Переславле-Рязанском.

Но благосклонность власти к князю никак не повлияла на его убеждения, он по-прежнему критикует власть, читает латинскую литературу и не упускает случая отметить превосходство католицизма перед православием. За подобную ересь он был подвергнут очередному наказанию: в 1623 году его сослали в Кирилло-Белозёрский монастырь. В следующем году он раскаялся, был прощён и смог вернуться в Москву. Вскоре постригся с именем Иосиф в монахи Троице-Сергиевского монастыря, где и скончался 28 февраля 1625 года на 36 году жизни. Там же, пережив сына всего на 12 дней, скончалась и его мать, княгиня Елена (Евгения) Хворостинина, в иночестве Геласия. Говорят, бог любит троицу, здесь, в Троицкой лавре, рядом с Андреем Ивановичем (скончался 24 апреля 1604 года) похоронили и сына и жену1.

После смерти Ивана Андреевича часть вотчины перешла Богдану Юрьевичу Шадееву и его наследникам. В 1686 году четвёртую часть села приобрёл Иван Иванович Безобразов (в середине XVI в. Хворостинины и Безобразовы состояли в родственных отношениях). В это же время селом владели и другие фамилии: Кудрявцевы, Никифоровы, Фёдоровы, Петровы и др. Наличие многочисленных владельцев села не было чем-то из ряда вон выходящим: после Великой смуты крупных землевладельцев, кроме государства, на Руси было совсем немного. И такое положение длилось почти до середины XIX века.

Согласно данным Генерального межевания, проведённого в 1766 году, земельный клин хворостининской дачи, размежёванный на 11участков, составлял 235 десятин. В это время в селе, расположенном на правом берегу речки Селесни, проживало 47 человек мужского пола, стояла деревянная церковь Николая Чудотворца, два господских дома и мельница о двух поставах на р. Ламе. Наибольшая доля земельного надела принадлежала действительному статскому советнику Петру Ивановичу Безобразову и премьер-майору Василию Петрову, остальным владело многочисленное семейство Шадеевых.

К концу XVIII века в Хворостинине произошла смена владельцев, состав их по данным Ревизских сказок стал следующий: коллежский советник Павел Петрович Безобразов, коллежский асессор Абрам Никитич Жилин, коллежская асессорша Наталья Ивановна Жилина, поручик Василий Дмитриевич Толбузин, корнетша Прасковья Никифоровна Пузырёва, поручик Николай Дмитриевич Костомаров. В начале XIX века появились: надворный советник Иван Абрамович Жилин, капитан Александр Абрамович Жилин, Стоговы (поручица Александра Дмитриевна, капитанша Ольга Дмитриевна, капитан Степан Филиппович),   штабс-капитанша Любовь Васильевна Палладиева, подполковница Софья Дмитриевна Циммерман и малолетние наследники Павла Петровича Безобразова: Михаил, Маргарита и Елена.

Отец наследников, председатель уголовной палаты Калужского наместничества, помимо Хворостинина имел ещё одно имение в Мещёвском уезде – Терпилово. Позже эти имения наследовал его сын Михаил, а в 20-х годах XIX века их выкупил князь Пётр Петрович Друцкой-Соколинский (старший). В середине XIX века из владельцев остались Палладиевы, Жилины, коллежский асессор Фёдор Дмитриевич Соколов и князь Пётр Петрович Друцкой-Соколинский (младший), полный тёзка своего отца. К этому времени скромное село превратилось в обычную деревню2.

После проведения Екатериной II административной реформы, в уездах, да и в губерниях тоже, основную массу чиновников составляло мелкопоместное дворянство. В Волоколамском уезде они, чаще всего, были выходцами из Воскресенского (Данилкова), Порохова, Хворостинина, Холстникова. Хворостининский владелец Палладиев Семён Палладиевич в 1784 году начал служить в верхнем надворном суде Московской губернии, в 1789 году в чине надворного советника перешёл в Московское государственное казначейство, в 1792 – в Главный кригскомиссариат в Москве, где и дослужился до кригскомиссара. Его сын Николай Семёнович, штабс-капитан, службу в уезде начал с заседателя в земском суде в 1821 году, закончив её заседателем в уездном суде в 1838 году. Представитель другой фамилии, Жилин Иван Абрамович, служил губернским землемером в Москве (1803 – 1810), дослужился до надворного советника. Его брат Степан Абрамович служил губернским землемером в 1806 году. Третий представитель этой семьи, капитан Матвей Абрамович, несколько лет был уездным землемером в Волоколамске (1807 – 1814), заседателем в уездном суде (1815 – 1820), судьёй этого суда, и долгое время являлся соляным приставом (1823 – 1832). Он стал последним представителем своей фамилии в Хворостинине. Рано овдовев, жил один в своём доме в городе Волоколамске, долго болел, а в последние годы своей жизни находился в параличе. Ухаживала за больным его экономка, бывшая крепостная. В этой обстановке окружение больного предложило Жилину отпустить крестьян в свободные хлебопашцы. Прошение об этом было направлено уездному предводителю дворянства.

Но дочь Матвея Абрамовича, Екатерина Беляева, беспокоясь, что в конечном итоге её дети ничего не получат от деда в наследство, обратилась с прошением к Московскому генерал-губернатору графу Арсению Андреевичу Закревскому об учреждении опеки над имением её отца. Граф очень демократично подошёл к решению этого вопроса, предложив губернскому предводителю дворянства коллегиально обсудить прошение вдовы и вынести вердикт по данному делу:

«Препровождая <…> письмо Беляевой и поданный рапорт ко мне Гна Волоколамского Уездного Предводителя Дворянства, я прошу, Ваше Сиятельство, просьбу Гжи Беляевой об учреждении над имением отца её опеки передать на рассмотрение и законное определение собрания Гг. Предводителей и Депутатов Московской Губернии и о последующем уведомить, с возвращением приложений»

Собрание предводителей и депутатов дворянства от уездов Московской губернии положило: учредить опеку по имению титулярного советника Матвея Абрамовича Жилина.

Через два года (!) Беляева получила свидетельство, где сообщалось: имение титулярного советника Матвея Абрамовича Жилина, имеющее быть в сельце Хворостинине Волоколамского уезда Московской губернии, вполне благонадёжно.

Семьи Палладиевых, Жилиных и Друцкого-Соколинского (его полная фамилия Друцкой-Соколинский-Гурко-Ромейко) владели в уезде и другими деревнями, а Друцкой-Соколинский имел небольшое имение ещё и в Клинском уезде. Пётр Петрович Друцкой-Соколинский в 1847 году окончил Императорский Александровский лицей, служил в Драгунском Его Императорского Высочества наследника цесаревича полку, в чине поручика вышел в отставку. В уезде князь был одним из самых образованных представителей дворянского сословия. Осенью 1861 года он решил провести сделку по продаже надела земли своим крестьянам и подал прошение в Московское губернское по крестьянским делам присутствие. Но дело затянулось: на его имение было наложено запрещение – князь не вернул долги по заёмным письмам. После погашения задолженности дело прошло все стадии согласований, и сделка состоялась: крестьяне сельца Хворостинина получили надел земли и выкупную ссуду с рассрочкой на 49 лет по 6 % годовых. Главное выкупное учреждение утвердило сделку по продаже земли, разрешив действовать с 1 февраля 1863 года.

В 1867 году в Москве скончался родной брат Петра Петровича Василий Петрович, он не имел прямых наследников, и вся недвижимость по наследству перешла младшему брату. Братья являлись внуками Петра Николаевича Друцкого-Соколинского, штабс-капитана, комиссионера Московской военной силы, контролирующего доставку провианта в армейские магазины в период наполеоновского нашествия. Он, в частности, организовывал доставку провианта из Волоколамска в Рузу перед Бородинским сражением. За отличное выполнение поставленных задач Друцкой-Соколинский был награждён в 1812 году орденом Св. Владимира 4-й ст., а в 1813 году – орденом Св. Анны 3-й ст.

Наследник получил несколько имений в Калужской и Смоленской губерниях. Свою часть в Хворостинине Пётр Петрович продал и уехал в имение Горки Духовщинского уезда Смоленской губернии, где стал очень популярным земским деятелем. Имение Хворостинино (совместно с братом, полковником Алексеем Палладиевым) выкупил волоколамский дворянин Пётр Николаевич Палладиев, коллежский асессор, член земской управы и дворянской опеки в уезде.

ХворостининоУсадьбу он реконструировал, исходя из финансовых возможностей и своих вкусов. Регулярная часть её в плане представляла прямоугольник, вытянутый с запада на восток, вниз по пологому склону в сторону реки Ламы. Усадебный дом, кухня, конюшня и инвентарный сарай застроены в единую линию по верхней кромке усадьбы. Немного ниже, в северном углу, находился небольшой прудик. Большую часть этого прямоугольника занимал оригинальный сад-парк. По периметру прямоугольника шла широкая полоса липовых посадок, в центре находился фруктовый сад, цветники, прогулочные дорожки. Со временем липы выросли и сплошной стеной закрыли внутреннее пространство усадьбы. Плодовые деревья пришлось высадить за пределы сада-парка на южную сторону, на прежнем же месте разрослись малина, ежевика, рябина, лещина, шиповник и другие дикорастущие кустарники. В таком виде сад-парк находился до 70-х годов XX века. 

Относительное благополучие семьи Палладиевых сильно покачнулось после смерти в августе 1871 года Елизаветы Яковлевны, жены Петра Николаевича, которая оставила мужу пятерых детей: Василия, Александру, Веру, Наталью и Ольгу. Расходы на их воспитание и образование росли с каждым годом, родной брат вышел из общей доли и продал свою часть (1/3 всего земельного надела имения) волоколамскому купцу Фролову, женитьба сына и замужество дочери окончательно опустошили отцовский кошелёк. И хотя у него оставалось не менее 75 десятин земли, из нищеты он уже не вылезал.

В ноябре 1897 года Пётр Николаевич скончался. По просьбе одной из его дочерей дворянская опека назначила опекуна по хворостининскому имению. Им стал бывший председатель уездной земской управы, владелец усадьбы Порохово Пётр Николаевич Нежданов. В феврале 1901 года Московский окружной суд утвердил в правах наследства сына усопшего – Василия Петровича Палладиева. Но проблема опекунства осталась: ко времени заседания суда наследник исчез, бросив в Москве жену, находившуюся на последних месяцах беременности, и малолетнюю дочь. В этой ситуации дворянская опека подтвердила полномочия П.Н. Нежданова, и он продолжил опекунство по делу имения Палладиевых.

1 июля 1908 года Мария Александровна Палладиева, жена Василия Петровича, подала прошение в Московскую дворянскую опеку с просьбой утвердить её опекуншей над своими малолетними детьми: Марией (род. 1894) и Сергеем (род. 1899). Дети подросли, подошло время подумать об их образовании, но мать из-за трудного финансового положения не в состоянии была оплачивать расходы на него. Это и побудило её обратиться в дворянскую опеку.

Следует заметить, что опека помогала семье Марии Александровны с самого начала опекунства по первому делу, т.е. ещё до 1908 года, реагируя на разовые просьбы Палладиевой. Опека над детьми закончилась в 1916 году, Марию Александровну от должности опекунши освободили. Дочь Мария окончила Московскую частную гимназию Ломоносовой, Сергей – реальное училище.

В июне 1911 года назначили торги на продажу имения, но покупателей не нашлось. Через три месяца скончался П.Н. Нежданов. Новым опекуном по имению был назначен волоколамский дворянин, владелец усадьбы Васильевское на Ламе, коллежский регистратор Михаил Михайлович Ласский. В августе 1913 года состоялись вторичные торги на продажу имения. Земля осталась за священником Воскресенского собора города Волоколамска Николаем Николаевичем Некрасовым. Красная цена имения составила 5860 руб. 9 декабря 1913 года опекунство над имением было прекращено.

Дворянская эпоха для Хворостинина закончилась. Что же оставил после себя последний её представитель? По «Описи», составленной уездным приставом после смерти владельца, недвижимое и движимое имущество выразилось в следующем:

«1. Старый деревянный дом, кухня длиной 8 арш. и шириной 7 арш.

2. Старый деревянный дом длиной 15 арш. и шириной 9 арш.

3. Сарай старый деревянный длиной 20 арш. и шириной 8 арш.

4. Сарай с конюшней длиной 20 арш. и шириной 8 арш.

5. Икона Владимирской Божьей Матери в деревянной рамке с

серебряным венком – 1.

6. Икона Казанской Божьей Матери в деревянной рамке с

серебряным венком – 1.

7. Старый письменный стол простого дерева – 1.

8. Шкаф маленький деревянный – 1.

9. Комод простого дерева – 1.

10. Старый диван – 1.

11. Венские стулья – 4.

12. Обеденный стол простой, складной – 1»4.

Довольно скромно. И даже очень!

В советские годы бывшую усадьбу местное население называло «Комоловым садом», возможно, по имени последнего владельца.

В 70 – 80-е годы XX века в парке построили несколько бараков для командированных работников московских предприятий, приезжающих на уборочные работы в совхоз «Волоколамский». К этому времени хозяйственных построек и усадебного дома уже не было. С развалом социалистического государства совхозы исчезли, отпала необходимость и в бараках. Их разобрали. Деревня не смогла сохранить усадьбу и сделать из неё зону отдыха; с конца 80-х годов XX века территорию бывшего сада и часть парковой зоны стали продавать частным лицам. Там, где раньше был сад (это южная сторона усадьбы), теперь частные владения Комягина В., Павловой Г.И., Горячевой Н.Б., а в парке – Романова А.Г.

Сад-парк невелик, в пределах 100х120 м. На северной и западной окраинах ещё сохранились липы-ветераны, аллеи в парке не просматриваются, древостой в удовлетворительном состоянии. Липовые посадки имеют небольшие включения других древесных пород: ели, берёзы, осины, рябины, лещины. Их единичные экземпляры встречаются на северной окраине парка. С 2013 года началась активная вырубка лип-ветеранов.

В период боёв в 1941 году при прорыве Ламского оборонительного рубежа погибло много красноармейцев. На территории парка остались две братские могилы. Впоследствии останки погибших из одной могилы перенесли в другую, а затем захоронения перенесли к магистрали М9 «Балтия», на повороте к деревне. 9 мая 1965 года на братской могиле был установлен памятник.

Осенью 2011 года поисковиками военно-патриотического клуба «Панфиловец» под руководством Сергея Бобинова были обнаружены останки 210 погибших красноармейцев на северной окраине бывшей усадьбы. 20 июня 2012 года состоялось их перезахоронение рядом с братской могилой около деревни Хворостинино.

Примечания

 

1. Род Хворостининых исчез со смертью Марии Фёдоровны Хворостининой, в замужестве Голицыной (1651 – 1723). Её муж – Борис Алексеевич Голицын, дядька Петра I.

2. Решение об упразднении Николаевской деревянной церкви в селе Хворостинино было принято Московской епархией в 1824 году.

3. ЦИАМ. Ф. 49. Оп. 3. Д. 2712. Л. 14 об.

4. ЦИАМ. Ф. 380. Оп. 4. Ед.хр. 44.

 

Иллюстрации

 

1. На окраине парка. (2016 г.)

2. Прудик в парке. (2014 г.)

 

Именной список

Безобразов Иван Иванович, стольник, владелец Хворостинина в XVII веке, первая жена – Мартюхина, вторая – Аграфена Петровна Пушкина.

Дети: Иван-Александр от первой жены; Ефросинья, Пётр и Иосиф – от второй.

Безобразов Пётр Иванович, действительный статский советник, владелец части сельца Хворостинина в XVIII веке.

Жена – Анна Фёдоровна Беклемишева.

Дети: Дарья и Павел.

Безобразов Павел Петрович, капитан-поручик, коллежский советник, председатель уголовной палаты города Калуги.

Жена – Александра Ивановна Лесли.

Дети: Михаил, Маргарита и Елена.

Друцкой-Соколинский-Ромейко-Гурко Василий Петрович (17.08.1827 – 1867), князь, брат Петра Петровича. Умер в Москве, похоронен на Ваганьковском кладбище. Детей не было.

Друцкой-Соколинский-Ромейко-Гурко Пётр Петрович (старший) (1806 – 1843, князь, титулярный советник, первый владелец из семьи Друцких-Соколинских в Хворостинине.

Жена – Ольга Ивановна Краевская.

Дети: Василий и Пётр.

Друцкой-Соколинский-Ромейко-Гурко Пётр Петрович (младший) (1829 – 13.01.1897), князь, поручик в отставке, статский советник, предводитель дворянства Духовщинского уезда Смоленской губернии.

Жена – Мария Степановна Молчанова (ум.15.07.1895). Детей не было. Супруги похоронены около церкви села Горки Духовщинского уезда Смоленской губернии.

Жилин Абрам Никитич, майор, коллежский асессор, первый из семейства Жилиных владелец части Хворостинина. Заседатель верхнего земского суда в Калуге.

Жилин Иван Абрамович, губернский землемер (1803 – 1810), надворный советник.

Жилин Матвей Абрамович, капитан, уездный землемер в г. Волоколамске (1807 – 1814), заседатель в уездном суде (1815 – 1820), судья этого суда, соляной пристав (1823 – 1832).

Дети: дочь Екатерина Беляева.

Костомаров Николай Дмитриевич, титулярный советник.

Жена – Елизавета Адамовна.

Дети: дочь Анна (владелица части имения в сельце Алферьево).

Нежданов Пётр Николаевич, статский советник, почётный мировой судья, предводитель дворянства Волоколамского уезда. Помещик имения Порохово.

Некрасов Николай Николаевич (р. 1862), воспитанник Вифанской семинарии, священник Волоколамского Воскресенского собора, заведующий соборной церковно-приходской школой. Награждён орденом Св. Анны 3 ст. (1915).

Палладиев Алексей Николаевич (ум. 24.08.1886), полковник, брат Петра Николаевича Палладиева.

Жена – Мария Николаевна (ум. 30.01.1904)

Палладиев Василий Петрович – подпрапорщик, сын владельца сельца Хворостинина Петра Николаевича Палладиева.

Жена – звенигородская дворянка Мария Александровна.

Дети: Мария и Сергей.

Палладиев Николай Семёнович, штабс-капитан, заседатель в земском суде (1821 – 1822), (1826 – 1838).

Жена – Любовь Васильевна, урождённая Толбузина.

Палладиев Пётр Николаевич (ум.1.11.1897), коллежский асессор, член уездной дворянской опеки и земской управы.

Жена – Елизавета Яковлевна.

Дети: Василий, Александра, Вера, Наталья и Ольга.

Пузырёва Прасковья Никифоровна, корнетша, помещица части сельца Хворостинина.

Соколов Фёдор Дмитриевич, помещик части сельца Хворостинина.

Стогов Степан Филиппович, капитан, заседатель во 2-м Департаменте Московского уездного суда.

Стогова Александра Дмитриевна, поручица.

Стогова Ольга Дмитриевна, капитанша.

Толбузин Василий Дмитриевич, поручик, исправник нижнего земского суда (1795), заседатель в уездном суде (1805 – 1807), (1811 – 1814), (1824 – 1825).

Хворостинин Андрей Иванович (по прозвищу Старко) (ум. 24 апреля 1604), князь, опричник, воевода в Пскове, военачальник.

Жена – Елена (ум. 12 марта 1625), в иночестве Геласия.

Дети: сын Иван.

Хворостинин Дмитрий Константинович, князь, военачальник, вотчинник Волоцкого уезда, вкладчик в Иосифо-Волоколамский монастырь.

Хворостинин Иван Андреевич (ум. 28.02.1625), политический деятель, сторонник католицизма, публицист.

Хворостинин Тихон (в миру – Тимофей Иванович) (ум. 14.06.1576), князь, соборный старец и игумен Иосифо-Волоколамского монастыря, архиепископ Казанский и Свияжский. Погребён в Троицком Казанском монастыре.

Хворостинин-Безобразов Михаил, сын боярский, помещик Волоцкого уезда.

Хворостинин-Безобразов Сувор, сын боярский, помещик Волоцкого уезда.

Циммерман Софья Дмитриевна, подполковница.

Источники и литература

1. Адрес-календарь Москвы на 1873 год. М., 1873.

2. Атлас Военно-топографической карты Московской губернии на 1860

год. ООО Издательство «Легенда» 2010.

3. «Волоколамская неделя» 28 июня 2012.

4. Зимин А.А. Крупная феодальная вотчина. Издательство «Наука». М., 1977.

5. Исторический очерк Императорского Александровского лицея 1811 – 1861.

Составил Селезнёв И. СПб., 1861.

6. Кусов В. Земли Московской губернии в XVIII веке. Карты уездов. Описание землевладений. М., 2004.

7. Месяцеслов с росписью чиновных особ в государстве на лето от Рождества Христова.1784, 1789, 1792, 1803. С.-Петербург. 1784, 1789, 1792, 1803.

8. Месяцеслов с росписью чиновных особ или общий штат Российской империи на лето от Рождества Христова. 1806 – 1829. С.-Петербург. 1806 – 1829.

9. Московский некрополь. Т. 1. СПб., 1907.

10. Московское дворянство в 1812 году. М., 1912.

11. Нистрем К.М. Указатель селений и жителей уездов Московской Губернии. М., 1852.

12. Памятная книжка Московской губернии на 1911 год.

13.Протоиерей Пенежко О. Город Волоколамск, храмы Волоколамского, Лотошинского и Шаховского районов. Владимир 2008.

14. Сборник статистических сведений по Московской губернии. Т. 5, вып. II. М., 1883.

15. Советская историческая энциклопедия. Т. 15. (Феллахи – чжилайнер). М., 1974.

16. Холмогоров В., Холмогоров Г. Исторические материалы о церквах и сёлах XVI – XVIII столетий. Вып. 9. Волоколамская и Серпуховская десятины. М., 1896.

17. Чтения по истории для любознательных волоколамцев. Составитель Чижов В.Е. М., 1998.

18. Шрамченко А.П. Справочная книжка Московской губернии. М., 1890.

19. ЦГА Москвы. Ф. 210. Оп. 11. Ед. хр. 1.

20.ЦГА Москвы. Ф.1175. Оп.1. Д. 467. Ведомости погребённых в Алексеевском монастыре (1886 – 1987).

21. ЦИАМ. Ф. 4. Оп. 1. Ед. хр. 3460.

22. ЦИАМ. Ф. 4. Оп. 17. Ед. хр. 127.

23. ЦИАМ. Ф. 4. Оп. 17. Д. 358.

24. ЦИАМ. Ф. 49. Оп. 3. Ед. хр. 2711. Публикуется впервые.

25. ЦИАМ. Ф. 49. Оп. 3. Ед. хр. 2712.

26. ЦИАМ. Ф. 50. Оп. 6. Ед. хр. 623. Публикуется впервые.

27. ЦИАМ. Ф. 50. Оп. 6. Ед.Хр. 2936. Публикуется впервые.

28. ЦИАМ. Ф. 50. Оп. 6. Ед. хр. 5506.

29. ЦИАМ. Ф. 66. Оп. 5. Ед. хр. 536.

30. ЦИАМ. Ф. 380. Оп. 1. Ед. хр. 1225а.

31. ЦИАМ. Ф. 380. Оп. 4. Ед.хр. 44.

32. ЦИАМ. Ф. 1116. Оп. 1. д. 99.